21 октября, 2021
В фильме “Полуночная месса” есть безбожный ужас и есть пуританские христиане.

В фильме “Полуночная месса” есть безбожный ужас и есть пуританские христиане.

Чем бы вы пожертвовали, чтобы получить чудо?

Ладно, не настоящее чудо, но для жителей острова Крокетт, где происходит действие нового популярного хоррор-сериала “Полуночная месса”, это не имеет значения – они ищут чудо. И они готовы отдать за него все. 

Захватывающая американская готическая сага от создателя и режиссера “Призраков дома на холме» и “Призрака поместья Блай”, новый семисерийный сериал, который выходит на Netflix с пятницы (24 сентября), исследует страх маленького городка с современными историями о наркомании и исламофобии.

Молодой католический священник отец Пол прибывает на остров Крокетт, чтобы заменить любимого монсеньора Пруитта, который служил священником на острове, сколько себя помнит. 

Он присоединяется к обычному, но подавленному населению, большинство из которых почти лишились средств к существованию после того, как разлив нефти нанес ущерб жизненно важной рыбной промышленности острова. Все они обременены еще и личной борьбой: Сара, врач, ухаживает за своей прикованной к постели матерью. Дочь мэра, Лиза, была подстрелена городским пьяницей и парализована ниже пояса. Шериф Хассан и его сын – единственные мусульмане в городе, и из-за этого другие относятся к ним снисходительно. 

Хамиш Линклейтер (“Новые приключения старой Кристины”, “Легион”) почти идеально играет роль отца Пола, который проникает в сердца местных жителей с необычной харизмой, имеющей знакомый готический оттенок: Застенчивый и робкий в одну минуту, а в следующую – проливающий огонь и серу на мессе, он мгновенно завоевывает доверие жителей города. 

Отец Пол прибывает в город одновременно с уроженцем Крокетта Райли, который только что получил условно-досрочное освобождение после убийства девушки в пьяной аварии за рулем четыре года назад. 

Вскоре после этого начинаются чудеса. Островитяне отвечают на них, надеясь, что если они начнут посещать ежедневную мессу, то получат чудо для себя. Даже когда становится ясно, что за эти чудеса приходится платить, никто не задает вопросов. Когда зрелище разбивает и сотрясает веру всего города, остров Крокетт должен решить, поддаться ли ему или бороться за истинную веру. 

Несмотря на некоторые действительно хорошие уроки о христианстве и о прощении – “Единственное, что стоит на моем пути (к лучшей жизни) – это ненависть”, – говорит один из героев о своей потребности пережить травму. Нехарактерно для большинства мейнстримного телевидения, “Полуночная месса” предлагает искреннюю критику христианства, не будучи антирелигиозной. 

Самое главное, что в сериале нет назидательности и снисходительности. Персонажи имеют склонность к монологу: с самими собой, с толпой, в разговорах. Временами легко потеряться среди говорящих голов, но они всегда увлекают. 

В сериале ловко сочетаются вечные ужасы – страх перед монстрами, скажем, – с более современными: то есть всем, что не вписывается в пуританское мировоззрение христианского существования маленького городка. В “Полуночной мессе” есть чего бояться: тишина острова в темноте, фигуры, скрывающиеся в тени. Но больше всего стоит бояться невежественных островитян, которые принимают корыстные чудеса быстрее, чем истину. 

Белая ворона в фильме – шериф Хассан. Почти все в городе считают его “другим”, и Хассан вынужден признаться, что одной из причин его переезда на остров было недоверие, с которым он столкнулся как мусульманин в нью-йоркском полицейском управлении. 

“Знаете, может быть, именно здесь мы можем что-то изменить”, – говорит он. “Не в большом городе, а в этой крошечной деревушке. Победить этот чертов родительский комитет и назвать это победой ислама? Поэтому я не запугиваю. Я не перебарщиваю, не перегибаю палку и не вмешиваюсь. Я даже не ношу оружие. И все равно… все равно… Беверли Кин, да и некоторые другие тоже, смотрят на меня так, будто я Усама бен бин бля Ладен”.

Наблюдать за тем, как Хассан пытается убедить родителей острова Крокетт, что преподавание Библии в государственной школе неправильно – также как если бы их сыновья и дочери приходили домой с Коранами в рюкзаках, говорит он им, они бы этого не потерпели – все равно что поддерживать проигрывающую спортивную команду. Он добр даже перед лицом их жестокости; он уважает их веру, хотя они и не стремятся понять его. 

И все же Хасан – единственный, чья вера не колеблется. Как бы ни кружили головы горожанам чудеса, которые творит отец Пол, он продолжает читать молитвы, подчеркивая важность смиренной, ритуальной верности. 

Наблюдать за тем, как жители острова Крокетт боятся Хасана больше, чем чудовищ у своего порога, – это извращенная ирония, которая превращает сериал в мрачное наслаждение. 

RNS

Поделитесь с друзьями