21 октября, 2021
Чеченский пацифист Кунта-Хаджи

Чеченский пацифист Кунта-Хаджи

У многих россиян слова “чеченец”, “мусульманин” ассоциируются  с войной, шахидами, Бесланом. Однако именно чеченский народ дал миру величайшего пацифиста Кунта-хаджи, чьи идеи непротивления злу насилием оказали влияние на Льва Толстого и Махатму Ганди, продолжают волновать гуманистическую мысль в наше время.

Авраамические религии, иудаизм и ислам, несут в себе память о Божественной истине, которая, как уверены христиане, во всей полноте реализовалась в Иисусе Христе и Его спасительной миссии. Но стремление подчинить универсальные небесные истины земной выгоде и подстроить под свою греховную природу, впихнуть в узкие конфессиональные и национальные рамки, привели к крестовым походам, инквизиции, насильственным крещениям, Ираку, Афганистану, Чечне. В христианской, в частности, православной среде принято выставлять мусульман эдакими неисправимыми убийцами и  фанатиками. Тем более крыша у многих русских “державников” едет, когда речь заходит о чеченцах. Однако именно царская, советская, сейчас путинско-медведевская агрессивная политика на Кавказе привела к бойне, которой конца и края не видно в этом многострадальном регионе уже больше двухсот лет. 

У меня нет желания выставлять всех чеченцев исключительно кроткими голубями и пацифистами. Но будет также неправильно закрывать глаза на то, что именно чеченский народ, задолго до Льва Толстого дал России первого пацифиста, противника любого насилия и войн – Кунта-Хаджи.

Шейх Кунта-хаджи Кишиев (сын Киши) выступил с проповедью ненасилия в разгар жестокой многолетней войны, которую кавказцы вели с русским царизмом, и апофеозом которой стал имамат Шамиля. В это самое время, среди взрыва ядер и звона сабель на чеченской земле появляется человек, который, будучи мусульманином начинает возвещать соплеменникам подлинно христианские истины непротивления злу насилием, недопустимости войн и использования религии для оправдания убийств.

Кунта-хаджи родился в горном селении Исти-Су (Мелча-Хи по-чеченски) примерно в 1830-м г. Шестидесятилетняя война с Россией, в результате которой погибла почти половина населения была в самом разгаре. В это время, в возрасте двадцати лет, совершив хадж в Мекку, где он как полагают, познакомился с идеями суфизма и вернувшись в Чечню, Кунта начинает проповедовать совершенно неожиданные идеи, глубоко отличные от того воинственного ислама – джихадизма, который насаждался  имамом Шамилем. Вместо газавата (“священно войны”) Кунта-Хаджи начинает проповедовать идеи разоружения и духовного освобождения чеченцев, вместо вооруженной борьбы с царизмом. Кунта-Хаджи отрицал любую войну, говорил, что нельзя отвечать злом на зло. При этом он обращался к отдельному, одинокому человеку   а не семье, роду или тейпу. Суфий учил: “Война – дикость. Удаляйтесь от всего, что напоминает войну. Ваша сила – ум, терпение, справедливость. Враг не устоит перед этой силой и рано или поздно признает свое поражение”. Кунта-хаджи в своих проповедях подчеркивал: “Злого победи добротой и любовью. Жадного победи щедростью. Вероломного победи искренностью. Не носите с собой оружия. Держитесь подальше от него. Оружие напоминает вам о насилии и уводит в сторону от тариката (пути). Сила оружия   ничто по сравнению с силой души человека, верно идущего по тарикату. Всякое оружие   признак неуверенности в том, что Всевышний Аллах придёт на помощь в нужный час. Кроме того, Иблис (сатана) постоянно тянет вашу руку к рукоятке кинжала или ружья. Вы становитесь жертвой Иблиса. Ваше оружие   чётки, не ружьё, не кинжал. Против этого оружия бессильны тираны, ибо никто из тиранов не сильнее Всевышнего Творца”.

Его глубокая набожность, искренность, желание облегчить людские страдания и способность отдаваться этому всем существом привлекали к Кунте много людей. У него появилась мюриды (ученики), секта верных последователей. Естественно, что имаму Шамилю не понравились миротворческие призывы Кишиева, новый тарикат был запрещен и подвергся преследованиям, а сам Кунта был вынужден снова отправиться в паломничество. Вернувшись из него около 1861 года, Кунта-Хаджи становится еще более популярным, численность его учеников достигает 6 тысяч человек. И это не случайно. Ведь в отличие от шариата, насаждавшегося Шамилем, взгляды Кунта-Хаджи не противоречили чеченским традициям. Мировоззрение Кунты выросло из традиционного суфийского миропонимания характерного для горцев, оно было глубоко укоренено в местной почве. Это и привлекало чеченцев, для которых исламский фундаментализм Шамиля, как и нынешний “ваххабизм”, являются чужими.Пацифизм Кунты-Хаджи происходил из любви не только ко всякому человеку, его душе, но вообще ко всем живым существам. Кунта говорил, что мюрид должен любить и уважать все живое – людей, а также землю и воду, весь мир, созданный Всевышним. Подобно св.Франциску Ассизскому он призывал не обижать животных и растения, не загрязнять реки, уважать детей. “Любите животных, – учил Кунта-хаджи, – которые рядом с нами и вокруг нас, горячей любовью. Заботьтесь о них правильно и своевременно. Ведь у коровы, овцы, лошади, собаки или кошки нет языка, чтобы сказать о своих потребностях. Мы сами должны о них знать и помнить. Не спешите исполнять молитву, оставив не напоенную или не накормленную скотину. Наши души должны быть совершенно чистыми и спокойными, когда мы в намазе предстаём перед Всевышним Творцом. Все растения тоже живые и тоже имеют душу. Надо прятать топор, когда входишь в лес, и рубить только то дерево или жердь, за которым пришёл. Надо бережно относиться к каждому дереву, к каждому кустику, к каждой травинке. Надо любить их и относиться к ним, как к хорошим друзьям. Страшный грех   рубить плодовое дерево, дерево у реки, дерево у дороги, дающее путнику тень в жаркий день. Мюридам надо сажать повсюду деревья, ухаживать за ними, пока они не вырастут”. 

По его словам, Бог пожалел изгнанных из рая Адама и Еву и дал им в утешение детей. Легко заметить, что идеи Кунта-Хаджи, помимо суфизма, очень созвучны Евангелию, буддизму и раннему хасидизму.Однако его проповедь продолжалась недолго. Не только Шамиль, но и российская власть, испугалась растущего влияния любимого народом святого, усмотрев в объединении суфиев зёрна сопротивления. Кунта-Хаджи вместе с ближайшими мюридами был арестован. Из тюрьмы он сразу написал письмо последователям с просьбой не предпринимать никаких насильственных действий для своего освобождения. На этапе Кунта-Хаджи был разлучен со своими мюридами и один направлен на вечную ссылку в город Устюжна Новгородской губернии. Оттуда Кунта-Хаджи писал своей семье полные смирения письма, которые не дошли до адресатов, но сохранились в новгородских архивах. Из них известно, что шейх сильно болел и голодал, так как не знал русского языка и не мог заработать себе на жизнь. Через три года, 19 мая 1867, он умер.

Идеология кадирийского тариката которую исповедовал Кунта-хаджи, и его практика отличались от идеологии шамилевского мюридизма, зовущего горцев на сражение с царизмом до победного конца. Антивоенное содержание – отличительная особенность его религиозной деятельности, в своих проповедях он призывал чеченцев к миру с русскими, смириться с установившимся господством русских ради того, чтобы сохранить народ от полной гибели.Точно также и русские вместо опоры на оружие, применения на Кавказе тактики выжженной земли, похищения людей в Дагестане, Ингушетии, должны показать, что христианство которое они исповедуют – религия мира, но не войны, как истинно и учил Иисус. Только на пути обоюдного исламо-христианского сближения, синтеза пацифистских идей Евангелия и суфизма (который исповедуют 80 процентов чеченцев), изучения гуманистического опыта Кунта-хиджи, Льва Толстого, который проходил военную службу на Кавказе, мы достигнем мира в этом многострадальном регионе.

Сергей Путилов

Поделитесь с друзьями