21 октября, 2021
Интериоризация, как жизненная необходимость христианства

Интериоризация, как жизненная необходимость христианства

В 2019 году группа ученых из Лёвенского католического университета (KU Leuven) инициировала проект междисциплинарных исследований «Кризис религии и проблема католического самоопределения» для того, чтобы, помимо прочего, разобраться в причинах кризиса Католической Церкви в ХХ-XXI вв. и предложить варианты выходов из него. Цели проекта, сопровождаемого одноименным курсом лекций в рамках докторской программы университета, были задекларированы следующие:

  • установить с помощью тематических исследований как концепция религии развивалась в римско-католическом богословии;
  • изучить, как понимание религии развивалось на протяжении истории Церкви; 
  • определить, как оно повлияло на жизнь и опыт приверженцев католичества;
  • выяснить, как такое понимание сформировало взаимодействие римско-католической Церкви с представителями других религиозных традиций;
  • проследить, как римско-католический подход к религии переосмысливается в свете современной мысли и опыта.

В рамках участия в данном исследовании было написано предлагаемое вашему вниманию эссе.

Внутренние основы ранней христианской веры

Между общинной природой Церкви и внутренним характером христианской веры всегда существовала напряженность. Как сказал Иисус, «Царство Божие внутри вас» (Лк 17:21), тем самым давая направление всем Своим последователям к внутреннему поиску Святого Духа и Его даров, призывая идти от внешней информации к внутреннему её усвоению (Интериоризация — (от лат. interior — внутренний) — психологическое понятие, обозначающее формирование умственной деятельности и внутреннего плана сознания через усвоение индивидом внешних взаимодействий с предметами и социальных форм общения.). Одновременно с этим Он же заповедал путешествовать по миру и обучать Ему учеников (Мф 28:19-20), то есть идти от внутреннего Царствия к внешнему (экстериоризация). Поэтому Церковь начала сталкиваться с конфликтующими между собой процессами интериоризации и экстериоризации с самых своих истоков. Иногда интериоризация была ответом на огосударствление христианской религии, иногда — реакцией на собственные внутренние чаяния и склонности людей. Таким образом, идея ряда социологов религии ХХ века о том, что интериоризация начинается с Реформации и является следствием подъема протестантизма[1], на мой взгляд, лишена каких-либо оснований. Так, по мнению Елены Мазур-Матусевич, интериоризация возникает как ответ на экстериоризацию и является прямым следствием последней[2]. Предлагаю несколько собственных соображений о том, какое место занимает интериоризация в церковной жизни и как это влияет на кризис христианской религии.

Интериоризация до Реформации

Золотой век в истории Церкви по праву считается эпохой возникновения и становления монашества. Руководствуясь страстным желанием познать Бога, отшельники бежали от гражданской Церкви с ее лицемерием и поверхностностью в пустыню, где осознавали и углублялись в себя, прислушиваясь к Богу и к наставникам. Позднее их труды стали классикой христианского богословия, а влияние и авторитет распространились настолько, что Церковь стала назначать епископов только из числа монахов. Это оказало на Церковь огромное исцеляющее воздействие, отголоски которого слышны даже сегодня. Макарий Великий, Антоний Великий, Иоанн Кассиан, Бенедикт Нурсийский и Иоанн Лествичник — всё это имена, без которых трудно представить развитие Церкви и богословия в первом тысячелетии нашей эры.

Позже эстафету подхватили Франциск Ассизский, Доминик де Гусман, Игнатий Лойола и целая плеяда женщин-мистиков. Особо следует отметить движение Devotio Moderna (XIV – XVI вв.), духовность которого можно определить как «созерцание в действии». Как объясняет Роб Фаесен[3], причины такой реакции в «хаотическом состоянии церковных структур в XIV веке, в этот период росло осознание того, что духовное здоровье Церкви не было гарантировано данными структурами»[4]. Таким образом, Devotio Moderna призывали к уходу в себя, познанию своей внутренней сущности как места Божественного Присутствия, удалению от шума и суеты окружающего мира, но также и к активному участию в его судьбе — начиная с молитвы о мире и кончая практической деятельностью по спасению душ. Члены движения бежали от негатива, но оказали положительное влияние на общество, и, таким образом, процесс их интериоризации принес хорошие результаты в долгосрочной перспективе.

Sola Fide и Sola Gratia как сдвиг парадигмы

Протестантские реформаторы поставили во главу угла христианской жизни пять принципов, определяющих отношение верующего к Божественному: Sola scriptura, Sola fide, Sola gratia, Solus Christus, Soli Deo gloria, по крайней мере два из которых представляют особый интерес для описания нового витка процесса интериоризации в истории Церкви.

1.    Sola Fide

Спасение возможно только по вере. Этот принцип был провозглашен Мартином Лютером как противоположность католической доктрине оправдания делами — так он понимал значение благочестивых практик и поступков, пропагандируемых Католической церковью. Доктрина оправдания верой, как было позже успешно доказано, не противоречит католической доктрине спасения, но для времени Реформации эта критика стала решающей вместе с провозглашением авторитета Писания.

2.    Sola Gratia

Принцип спасения только милостью Бога был также в глазах первых реформаторов противоположностью католической доктрине. Руководствуясь этим постулатом, протестанты призывали отказаться от всех надежд на спасение и полностью подчиниться Богу. В своей крайней форме этот принцип нашел выражение в доктрине предопределения, выдвинутой Жаном Кальвином и принятой Реформатской и Пресвитерианской церквями Европы.

Для христианства того времени акцент, сделанный реформаторами на спасении по вере и Божьей благодати, стал движущей силой, побудившей людей перестать возлагать большие надежды на церковные структуры и отвергнуть идею надежды на спасение, автоматически даваемую всем членам Церкви. Все это побуждало людей исповедовать свою веру индивидуально и уклоняться от пышных церковных церемоний. 

В таком стремлении к сепарации протестантизм стал причиной процесса индивидуализации религиозной жизни, отделения церковной жизни от общества, что впоследствии привело к серьезной форме секуляризации.

Современная ситуация: интериоризация как проблема

Интериоризация существовала в Церкви всегда, но в прошлом веке она стала настоящей проблемой. Для обеспечения себе комфортной жизни человек может жить без особой помощи общества, то же самое актуально и в отношении религиозной жизни.

Глобализация и спрос на декультуризованную духовность 

Потребительство современного общества стало глобальным не только в отношении потребления товаров и услуг, но и в отношении религиозной жизни. Люди хотят наслаждаться духовными практиками здесь и сейчас, прилагая как можно меньше усилий и избегая ненужных ограничений, которые могут помешать комфорту. Культурная составляющая религиозных традиций востребована настолько, чтобы могла приукрашивать процесс получения удовольствия, но не более того. Из религиозных традиций выбирается самое легкое и простое, а все сложное и тяжелое отбрасывается. В результате рождаются синкретические формы духовности, которые еще больше разделяют общество и религию. Медитативные практики движения New Age, всевозможные нерелигиозные формы йоги и випассаны, так называемые практики внимательности — все это стало популярным и востребованным, в результате духовность стала товаром на рынке, а религии стали восприниматься как конкурирующие поставщики на нем. Индивидуализм достиг беспрецедентных масштабов, и даже литургию традиционных церквей люди стали слушать онлайн, вместо того, чтобы физически посещать церковные здания. Все это ведет к распаду религиозных общин и дальнейшему распространению декультурированных форм религий. Католическая церковь испытала на себе последствия таких процессов и еще не разработала эффективных способов противодействия им.

Можно сказать, глобализация мира началась с самой Католической церкви. Именно Церковь принесла единый язык во все уголки мира, одинаковые обряды и обычаи, превратив все местные общины в части единой церковной структуры. Благодаря современным формам связи и появлению в ХХ веке высокоскоростного транспорта глобализация приобрела небывалую динамику. Увидев и проанализировав вред, наносимый глобализацией, Католическая церковь приняла важные реформы в направлении максимально возможной децентрализации религиозной жизни. Однако Церковь не может остановить глобализацию. Разве что способна помочь сбавить обороты на каких-то участках пути, а также извлечь выгоду из того, что уже необратимо.

Заключение

Интериоризация, являющаяся неотъемлемой чертой христианства, не может быть названа реальной причиной современного религиозного кризиса. Вся история христианства показывает, что часто интериоризация была лекарством от духовной и интеллектуальной слабости общества. Более того, самые влиятельные движения религиозного возрождения были вдохновлены такими интериоризованными гениями, так что, кто знает, может быть, это станет настоящей панацеей от смертельной болезни секуляризации и в нашу эпоху.

Как говорит Жан Жерсон[5], работа души — это «ad gratiam praeparatoria», взращивать хорошую почву, чтобы иметь возможность принимать в неё работу Бога, без которой «Святой Дух, если он не найдет сердце готовым принять Его, немедленно уходит»[6]. Согласно Жерсону, мы должны найти Его, своего «Друга» и, следовательно, всегда должны быть в духовном поиске, потому что «Бог вознаграждает ищущих Его» (Евр 11:6). Это направление духовных поисков подразумевает проведение большого объема внутренней работы, которая не может выполняться в группе или обществе и требует если не уединения, то погружения разума в духовные глубины и, можно даже сказать, аутопсихоанализа.

В заключение, предлагаю преодолевать глобализацию и секуляризацию, используя самые эффективные средства: интериоризированную душу и экстериоризованные дела. Я верю, что это путь к преодолению церковного кризиса на сегодняшний день, как это было всегда с тех пор как Иисус пообещал: «Я построю Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф 16:18).

Диак. Михаил Шелудько


[1] Mazour-Matusevich, Yelena. Jean Gerson (1363-1429), his Notion of Interiorization and its Reception in Early Modern Catholic Piety. Public lecture at KU Leuven, 15.02.2018

[2] Там же.

[3] Роб Фаесен (Rob Faesen) (Тилбург, 1958) — профессор факультета теологии и религиоведения, К.У. Лёвен, заведующий кафедрой иезуитики и член общества Рёйсбрука в Университете Антверпена. Он также является профессором Тилбургского университета, где заведует кафедрой Франциска Ксаверия. Его исследования сосредоточены на истории среднеголландской мистической литературы. Член исследовательского отдела истории церкви и теологии KU Leuven.

[4] Faesen, Robertus. “Individualization” and “Personalization” in Late Medieval Thought // Inwardness, Individualization, and Religious Agency in the Late Medieval Low Countries: Studies in the Devotio Moderna and its Contexts; 2020; Vol. 43; pp. 35 – 50

[5] Жан Жерсон (фр. Jean Gerson; 1363—1429) — выдающийся католический богослов XIV в., канцлер Парижского университета, реформатор системы образования. Был одним из первых мыслителей, которые разработали то, что позже станет называться теорией естественных прав, а также был одним из первых, кто защитил Жанну д’Арк.

[6] Цит. по Mazour-Matusevich, Yelena. Jean Gerson (1363-1429), his Notion of Interiorization and its Reception in Early Modern Catholic Piety. Public lecture at KU Leuven, 15.02.2018

Поделитесь с друзьями