17 апреля, 2024
5 причин, почему необходимо вести диалог даже тогда, когда нет никакой надежды быть услышанным

5 причин, почему необходимо вести диалог даже тогда, когда нет никакой надежды быть услышанным

Причина первая: ты должен перестать бояться

Я родилась в Луганске, это город на крайнем востоке Украины, практически на границе с Россией. В нашем регионе всегда говорили преимущественно по-русски, но нашей любимой страной мы, поколение, родившееся в 1980-х, считали только Украину.

И я прекрасно помню, что у таких, как я, никаких желаний отсоединяться от Украины, существовать автономно, и тем более присоединяться к России, не было. Даже когда я решала, куда поступать после школы, посетив и Москву, и Киев, я выбрала именно Киев. Этот город стал мне родным с первого взгляда из вагона на знаменитом железнодорожном мосту.

Поэтому события 2014 года, когда вдруг были провозглашены так называемые Луганская народная республика и Донецкая народная республика, лично я восприняла с ужасом и болью. Все мои родственники остались там. Многие уже умерли, и я не смогла приехать на похороны. Даже могил родных у меня нет — а ехать на территорию бесправия, в которую превратились эти земли, я не собираюсь.

И только в 2022 году, после начала полномасштабной войны, я поняла, что точно так же, как без объявления войны сейчас Россия напала на Украину, хотя обещала этого не делать, так и 8 лет назад именно Российская Федерация развязала конфликт на востоке Украины. Чтобы прозреть, мне понадобилось столько лет.

«Где вы были 8 лет?» — это был один из самых навязчивых вопросов, которые задавали люди, желающие оправдать полномасштабное вторжение.

Где я была 8 лет? Я сидела и боялась сказать хоть слово. Ведь кто я? Просто гражданин, мне неизвестны тайны государств. Я думала, что раз я не разбираюсь в военных вопросах, то лучше молчать — умные люди сами всё решат.

Но они не решили.

В феврале 2022 года мы с семьёй уехали в эвакуацию из Киева, когда его начали бомбить. Два месяца жили у родственников на западе Украины, и у меня было время всё осознать.

Вернувшись в Киев в апреле 2022 года, я поняла одно: я больше не могу молчать. Так и появился наш независимый журналистский проект «Диалог.Тут».


Причина вторая: даже на войне ты нуждаешься в том, чтобы оставаться человеком

Нас собралось трое профессиональных журналистов, прихожан Украинской Православной Церкви. Своей главной задачей мы считали озвучивать всё. Проговаривать происходящее, дать людям возможность свидетельствовать о своём опыте.

Потому что я видела, что происходит на востоке Украины с 2014 года на примере моей семьи. Но старалась «ни о чём таком» не говорить и не думать — чтобы «не нагнетать».

С февраля 2022 года стало понятно, что хуже уже некуда. Но что делать? Свидетельствовать о том, что на самом деле происходит. Только правда исцеляет. Только правда может помочь.

Изначально у нашего проекта было 4 цели:

  1. Преодоление насилия. Мы давали слово тем, кто столкнулся непосредственно с проявлениями агрессии в свой адрес, смог это творчески переработать и преодолеть и может поделиться своим опытом.
  2. Возвращение к человечности: как люди, пережившие оккупацию, бомбардировки, непосредственное столкновение с реалиями войны, находили в себе силы сохранять человечность.
  3. Поиск смысла. Мы готовили интервью с философами, психологами, священнослужителями — о сути страданий, испытаний, умении принять волю Божию и следовать ей.
  4. Обретение Бога. Всё посылается нам для чего-то. А именно — для обретения Бога. Где Бог, когда мы страдаем, умираем, теряем всё? Зачем нужно пережить нам это — крах надежд, потерю дела всей жизни? Где брать силы двигаться дальше? Что может помочь в том, чтобы двигаться дальше? Почему жизнь устроена именно так, а не иначе?

За первый месяц аудитория нашего проекта составила свыше 100 000 человек. И хотя периодически в некоторые месяцы она достигает более полумиллиона, нужно сказать, что сохранять в себе человечность на протяжении такого огромного периода полномасштабной войны действительно очень тяжело.


Причина третья: насколько ты готов защищать то, что для тебя действительно дорого?

С какими трудностями мы столкнулись.

Нам не поверили. Россияне не поверили нашим историям о том, как многодетные семьи священников с маленькими детьми в голоде и холоде переживали оккупацию Киевщины. Они сказали: «Вы придумали и этих людей, и эти истории». Хотя мы лично знаем всех, чьи свидетельства мы размещали на нашем проекте.

Жители востока Украины не поверили, что теперь мы понимаем их чувства, потому что сами переживаем подобное. Они сказали: «Горите в аду, пусть вам будет плохо так же, как было нам».

Жители запада Украины не поверили, что мы, выходцы с востока Украины и члены УПЦ, в этой войне поддерживаем Украину. Что мы любим свою страну, молимся о ней и желаем ей победы. Нам так и говорят до сих пор: «Вы затаились, потому что ждёте, что Путин победит. Мы вам не верим. Гоу ту раша».

Нам не поверили некоторые верующие УПЦ. Они сказали: «Вы лукавите, вы хотите нас объединить с ПЦУ».

Нам не поверили некоторые верующие ПЦУ. Они сказали: «Вы боитесь, что вашу Церковь закроют, поэтому притворяетесь, что хотите диалога. На самом деле вы не диалог, а монолог. Переименуйте свой проект!»

Но самое сложное оказалось впереди. Наша Украинская Православная Церковь объявлена угрозой для духовной безопасности Украины. Государство направило немалые силы на всестороннее законодательное ограничение деятельности УПЦ. И это тот вызов, который пока что нам никак не удаётся преодолеть.

Но зато, имея богатый опыт не сдаваться и не опускать руки, мы уже понимали, что не отступим. Мы составили петицию на сайт Кабмина, её подписали 25 тысяч человек. Мы обращаемся в разные органы — в парламент к депутатам, пишем открытые письма Президенту Зеленскому, в которых освещаем опасность и несправедливость дискриминации граждан по религиозному признаку.

Мы не устаём повторять, что мы не враги нашей родине, что мы осуждаем российскую агрессию, работаем на свою страну и просим не возлагать вину за поступки отдельных верующих на всю огромную Украинскую Православную Церковь.

Наша Церковь не заслуживает законодательного запрета. И наша Украина, как демократическое государство, от такого решения только обеднеет. Мы боремся не за здания — наши храмы, или общины, или Церковь, — а за нашу свободную, любимую Украину, где всем всегда находилось место и люди разных взглядов уживались мирно.

А Церковь, мы верим, сохранит Её Глава Господь Иисус Христос.


Причина четвёртая: как оставаться христианином, когда твоя вера испытывается со всех сторон?

Каждый раз, когда я вновь и вновь видела злобные или насмешливые комментарии, я думала: «Ну всё, с меня хватит». Но внутреннее чувство давило очень сильно: «Не смей молчать. Лучше ты сделаешь всё, что от тебя зависит, для взаимопонимания, чем замкнёшься и будешь горделиво обижаться на весь мир».

За год вокруг нашего проекта собралась община в несколько тысяч человек, которые настроены на взаимопонимание, единство, взаимоуважение. Мы действительно вместе с читателями и авторами трудимся над созданием пространства для диалога разных регионов, разных юрисдикций, разных взглядов.

Наш проект — это то, что помогает нам на войне оставаться христианами и сохранять человечность. И это главная причина, почему мы до сих пор не опускаем руки.


Причина пятая: диалог — это интересный опыт

Зачем я всё это говорю вам здесь. Потому что я сделала для себя несколько важных выводов и хочу ими поделиться.

Что бы ни происходило вокруг, нельзя молчать. Нельзя думать, что зло само растворится, если ты притворишься, будто его нет. Нельзя позволять происходить несправедливости — надо хотя бы озвучить, что она происходит.

Ещё один важный вывод. Абсолютно каждый из нас может сделать очень много перед лицом несправедливости. Не в наших руках исправить все неправды мира — это мы отдаём в руки Господа. Но не согласиться со злом — это то, что по-настоящему меняет реальность. За год существования нашего проекта у меня были тысячи возможностей убедиться в этом.

Я убеждена и верю, что диалог победил. Господь сказал женам-мироносицам после Своего Воскресения: «Идите, скажите Петру и апостолам…» Говорить, свидетельствовать правду, даже если ты очень боишься, — это то, что христиане должны делать. Но как только ты начинаешь говорить, как понимаешь, что больше уже не боишься.

Юлия Коминко

Русский перевод расширенной версии доклада на XVI Генеральной ассамблее Конференции европейских Церквей.

Поделитесь с друзьями