7 июля, 2022
Имам Идриз: “Мы должны разрешить дискуссии”

Имам Идриз: “Мы должны разрешить дискуссии”

Бенджамин Идриз, имам мечети в Пенцберге под Мюнхеном, является одним из самых выдающихся представителей ислама в Германии. Он видит свою роль в наведении мостов с основным обществом, не отказываясь при этом от своей собственной мусульманской идентичности. В интервью Клаудии Менде для Qantara.de он утверждает, что мечеть должна быть местом открытой дискуссии, где возможны противоречивые мнения.

Господин Идриз, в настоящее время ведутся жаркие общественные дебаты на тему призыва к молитве, спровоцированные модельным проектом, запущенным городом Кельн. Как вы решаете этот вопрос в Пенцберге?

Бенджамин Идриз: Вопрос о призыве к молитве возник у нас около года назад, когда мечети были закрыты из-за пандемии. У меня возникла спонтанная идея сделать публичный призыв к молитве в пятницу как сигнал верующим, что мы все еще здесь, чтобы они не теряли надежду в условиях закрытия. Мы подали соответствующее заявление в город Пенцберг. Как только идея получила огласку, она вызвала бурное обсуждение, в газетах появились письма редакторам, а исламофобская группа из Мюнхена организовала демонстрацию. Они приехали в Пенцберг специально для этого. Тогда я понял, что наше желание призвать к молитве вызвало немало споров.

Как вы отреагировали на враждебность?

Идриз: Обсудив это с мэром, я отозвал свою просьбу. Возможно, просто еще не пришло время для этого. Мне было немного грустно, что немецкое общество еще не готово терпеть пятиминутный призыв мусульман к молитве. Я хочу жить в стране, где церковные колокола могут звучать в общественных местах как религиозный символ, но и где призыв к молитве не рассматривается как угроза нашим общепринятым ценностям, а как их обогащение. Это также позволило бы нам стать примером для подражания для мусульманских стран, где христианские символы не допускаются к публичному показу.

Критиковать Саудовскую Аравию и другие страны, где христианам не разрешается публично исповедовать свою веру, но при этом не приветствовать призыв к молитве для мусульман, парадоксально. Но вопрос о призыве к молитве не должен доминировать в немецких дебатах об исламе. Есть вопросы гораздо более важные и элементарные, требующие более срочного обсуждения, чем призыв к молитве. Это должен быть местный вопрос, а не общенациональная тема всей Германии.

Новые прихожане, новый образ жизни

В своей новой книге “Wie verstehen Sie den Koran, Herr Imam?” [ред. “Как вы понимаете Коран, господин имам?”], вы продвигаете современное понимание Корана, которое учитывает исторический контекст священных текстов. Какое понимание Корана несут с собой ваши пензбергские прихожане?

Идриз: Они происходят из совершенно разных культур и исламских школ права, а также имеют совершенно разные мировоззрения. Они приносят с собой различные традиции и семейный опыт, который они получили здесь или в своих странах, а также разный уровень образования. В силу целого ряда факторов у нас очень разнообразная и пестрая община.

Для меня, как имама, важно осмыслить эти различные взгляды – взгляды различных правовых школ и религиозный опыт верующих – с точки зрения Корана, исправить их, если это необходимо, и дать указания о том, как верующие могут читать, понимать и выполнять Коран в наше время и в том месте, где они живут.

В последние годы мусульманская община Германии пополнилась многими новыми иммигрантами. Приносят ли они с собой более традиционное понимание Корана?

Идрис: Определенно. В течение последних 40-50 лет в мечетях Германии преобладал турецкий ислам. Тем временем, однако, образ мусульман стал более разнообразным не только за счет мигрантов, прибывающих из кризисных регионов, но и за счет трудовых мигрантов из балканских стран. В процессе этого изменился и образ мусульманской общины здесь, в Пенцберге.

Вначале я обычно проповедовал на турецком и боснийском языках, потому что большинство прихожан были выходцами из этих двух культур. Сейчас я проповедую на нескольких языках, но в последние годы добавилось еще кое-что, а именно немецкий язык, который объединяет всех нас с нашими разными культурными корнями. Несмотря на различные взгляды и школы права, мы можем найти общий язык, а именно немецкий язык, язык взаимной признательности.

Для меня важно не только читать Коран на арабском, но и читать его универсальное послание, интерпретировать его и обмениваться идеями на всех языках мира. Я заметил, что недавно прибывшие мигранты приходят ко мне с вопросами, проблемами и опытом, отличными от тех мусульман, которые живут в Европе.

Моя задача – построить мост между Западом и Востоком, между религиозными догмами и разумом, между религией и демократией и различными мировоззрениями. При этом моя цель – подчеркнуть общие ценности, такие как уважение религиозной свободы, взаимное уважение, разнообразие и терпимость, которые являются основополагающими как в Основном законе Германии, так и в Коране.

Новое поколение мусульман

Вы описываете свой путь как срединный путь, по-арабски “васат”, который не стремится ни к ассимиляции, ни к изоляции, но к собственной самобытности. Это звучит как трудное балансирование…

Идрис: Это нелегко. Мы переживаем динамичное развитие через социальные сети, цифровизацию, продолжающуюся глобализацию и мощные волны миграции. Все это ставит перед нами сложную задачу: нам нужно удержать золотую середину. Мы должны сосредоточиться на ценностях, которые нас объединяют, и вместе строить этот мир, не впадая в крайности и не замыкаясь в параллельном мире. Наша цель – сосредоточиться на универсальных, общих ценностях и работать для решения общих проблем всех людей в этом мире.

Вот как я понимаю “васат”: сообщество, которое является умеренным, которое преодолевает различия и не способствует разделению и параллельным обществам.

Как это воспринимается в мусульманской общине в целом? Поддерживаете ли вы контакты с другими имамами и общинами?

Идрис: Конечно, я чувствую интерес со стороны других имамов и их общин. Я постоянно получаю запросы от мусульманских учреждений по всей Германии. Сначала большинство из них были от немецких церквей и немусульманских организаций, но после выхода моей последней книги “Коран и женщины” два года назад, интерес со стороны мусульман возрос. Несмотря на пандемию, я провела множество чтений, в том числе из моей новой книги. Только в течение ноября я совершу турне по нескольким городам и общинам мечетей по всей Германии.

Изменился ли дискурс в мусульманской общине?

Идрис: Появилась новая база молодых мусульман, которая не обязательно организована по общинам. Я вижу поколение, которое идентифицирует себя с исламом, но в то же время ищет новые формы организации. Они основывают новые ассоциации и инициативы, которые очень отличаются от типичных прихожан мечетей.

Это новое поколение мусульман восхищает меня. Они способствуют тому, чтобы ислам находили не только в общинах, но и в обществе, в университетах, в социальных сетях, в СМИ, на платформах и по самым разным каналам.

Эти мусульмане открыты для новых вопросов и новых людей, для новых тем и вызовов, таких как экологические проблемы, равные права для женщин, участие в общественно-политической жизни, межконфессиональный диалог и, прежде всего, новый дискурс об исламе в контексте времени. Именно по такому тугому пути предстоит пройти мусульманскому сообществу Германии и всей Европы.

Милосердие и сострадание – центральные элементы ислама

Один из главных вопросов – как предотвратить радикализацию молодых людей. В своей книге вы пишете, что среди некоторых мусульман существует “забвение милосердия”, которое может способствовать радикализации. Что вы имеете в виду?

Идрис: Радикализация начинается с мыслей и слов, которые в конечном итоге могут закончиться делами. Поэтому милосердие и любовь имеют решающее значение, в дополнение к двум другим элементам, которые я очень ценю, а именно: разум и позитивный опыт. Оба эти элемента, не говоря уже о таких ценностях, как милосердие и сострадание, являются центральными в исламе; Коран подчеркивает их снова и снова. Именно они должны лежать в основе нашего понимания ислама.

Радикализация происходит не в общине, а скорее в социальных сетях. Как имамы, мы должны быть еще более активными в общении с молодежью. Я очень рад, когда вижу, как молодые мусульмане распространяют в социальных сетях образ ислама любви и уважения. Молодые люди общаются в Интернете, а не в мечетях. Образ ислама как религии разума и сострадания необходимо укреплять в социальных сетях.

Что еще могут сделать общины мечетей?

Идрис: Конечно, мечеть по-прежнему является местом, куда следует обращаться, когда речь идет о религиозном образовании и религиозном опыте, толковании религии и ее практике. Она по-прежнему является центральным местом для религиозного образования. Имамы и советы общин должны быть открыты для различных тем, для культуры диалога, открытого обсуждения и обмена мнениями, допускающего противоречивые мнения.

Они должны быть открыты для молодых людей, не делая различий между мужчинами и женщинами. Мне грустно, когда молодым людям, которые могут вместе пойти куда угодно, разрешают заниматься отдельными мероприятиями только в мечети, потому что это не дает им возможности обмениваться идеями. Однако некоторые общины все еще выступают против этой идеи. Тем не менее, пока спорные дискуссии остаются табуированными в мечетях, молодежь ищет информацию об исламе в других местах. Например, в социальных сетях, где радикальные силы гораздо активнее, чем в самих общинах.

Интервью провела Клаудия Менде

© Qantara.de 2021

Бенджамин Идриз, родившийся в 1972 году в Скопье/Македония, является имамом исламской общины в Пенцберге и председателем “Мюнхенского форума по исламу”. Он является автором, в частности, книги “Коран и женщины: Ein Imam erklärt vergessene Seiten des Islam” (опубликована на немецком языке издательством Gütersloher Verlagshaus) и “Wie verstehen Sie den Koran, Herr Imam? Grundgedanken für einen Islam heute und hier”, (также издано Gütersloher Verlagshaus).

Поделитесь с друзьями