16 мая, 2022
Мусульманские капелланы формируют новый взгляд на ислам в светских пространствах

Мусульманские капелланы формируют новый взгляд на ислам в светских пространствах

За несколько лет до того, как он стал первым штатным мусульманским капелланом Йельского университета, имам Омер Баджва был аспирантом и начинающим журналистом, который не имел ни малейшего представления о том, чем занимается капеллан.
Затем наступил сентябрь 2001 года.

“Наши телефоны стали звонить как заведенные”, – говорит Баджва, который в то время работал в Ассоциации мусульманских студентов Корнелла. “Мы находимся в Итаке. Здесь нет ни мечети, ни местного мусульманского руководства. Все эти средние школы, публичные библиотеки, радиостанции и кампусы колледжей призывают провести дискуссии об исламе и понимании событий 11 сентября… Это был переломный момент”.

Воодушевленный возможностями преподавания и межконфессиональным взаимодействием, он оставил журналистику и поступил на докторскую программу по исламским исследованиям. Но вскоре академия стала казаться ему слишком изолированной. Через несколько поворотов и разворотов он наткнулся на идеальный вариант: исламское капелланство.

Сегодня Баджва является директором по мусульманской жизни Йельского университета, где он работает с 2008 года. Вместе с Мухаммадом А. Али, Сондосом Холаки и Джеем Старром Баджва также является редактором новой книги “Мантия милосердия: Исламское капелланство в Северной Америке” – сборника из 30 рассказов от первого лица самых разных мусульманских капелланов. В книге запечатлен критический момент в специальности, которая неуклонно набирает обороты: С 2010 года в США появилось по меньшей мере четыре новые программы по подготовке исламских капелланов, а во время пандемии десятилетняя Ассоциация мусульманских капелланов удвоила число своих членов до 234.

“Мантия милосердия” затрагивает такие разные темы, как напряженные отношения между суннитами и шиитами в тюрьмах и микроагрессия в военной среде. “Мы мечтали и молились о том, чтобы эта книга стала определяющей, чтобы она создала поле для деятельности и открыла пространство для чтения истории мусульманских капелланов в Северной Америке”, – сказал Баджва в интервью Religion News Service.

Капелланы отличаются от имамов тем, что они делают упор на пастырскую заботу, а не на руководство общиной, и обычно работают в светской среде, поэтому от них ожидают, что они будут служить людям любой духовной принадлежности. Капелланство, в отличие от некоторых исламских руководящих должностей, не ограничивается мужчинами.

Хотя они существуют уже несколько десятилетий, многие мусульмане до сих пор не знакомы с функциями капелланов. “Капелланство – это не исламский термин”, – объясняет Баджва. “В арабском языке нет слова “капеллан”.

Но соредактор Баджвы, Старр, сказала, что хотя мусульмане приняли этот термин только в конце 20-го века, ислам имеет долгую историю душепопечения. Она указала на Хадисы, сборник изречений и поступков пророка Мухаммеда.

“Есть прекрасные истории о том, как он уделял внимание каждому человеку, который приходил к нему”, – сказала Старр. “Он поворачивал свое тело. Он поворачивался к ним лицом и слушал. И не важно, кем они были, были ли они кем-то богатым и влиятельным, или они были кем-то бедным”.

Капелланство впервые появилось на мусульманской сцене Северной Америки в 1970-х годах, когда чернокожие мусульмане стали работать в американских тюрьмах. В 1990-х годах мусульманские капелланы появились в университетах, обычно в качестве совместителей или волонтеров, а также в больницах, по словам Старра. Однако только в 2000-х годах эта сфера начала набирать обороты.

“Долгое время все доступные материалы рассматривались через призму христианства”, – говорит Старр. “Иногда попадались еврейские материалы, и вам приходилось переводить или надевать очки ислама, чтобы понять, что это значит для меня в моем контексте?”.
Сегодня большинство мусульманских капелланов имеют диплом богословской школы по специальности “исламский капеллан” или эквивалентный диплом.

Но, несмотря на то, что эта область профессионализируется благодаря ассоциациям, программам аспирантуры, а теперь и собственной литературе, ландшафт мусульманского капелланства так же разнообразен, как и люди, которые к нему принадлежат.

“Как видно из эссе, у нас много общих принципов, но прекрасно видеть, как это проявляется в наших собственных служениях и заботах”, – сказала Сондоз Холаки в интервью RNS. “Каждый из нас будет подходить к служению капеллана немного по-разному из-за того, что нам подсказывает пророческая традиция или Писание”.

Сондос Холаки во время работы. Личное фото

Холаки, штатный капеллан больницы в Южной Калифорнии, описывает в книге, как пять столпов ислама – включая пост, который многие мусульмане практикуют сейчас, во время Рамадана, – вдохновляют ее подход к уходу за больными.

“Пост – это не просто физическое опустошение, когда мы буквально ничего не едим; в нем есть очень метафизический аспект”, – говорит Холаки. Она считает, что во время Рамадана Бог посылает ей самые сложные случаи, потому что она наиболее готова к ним.

“Я прихожу совершенно опустошенная, способная действительно сидеть и слушать”, – говорит она. “Я могу предложить гораздо больше, когда я на 100% нахожусь в моменте, когда я замедлена или оттянута назад к моей самой низкой скорости функционирования. Я никуда не спешу и ничего не делаю. А личная связь и сознание, которые я ощущаю с Божественным, когда это стоит на первом плане, повлияют на то, что я говорю, и на мои мысли”.

Капитан Барбара Лоис Хелмс (в центре), капеллан подразделения Канадских вооруженных сил, в 2006 году. Фотография БдР Максима Кота

Старр, которая готовится стать капелланом в больнице, сказала, что сострадательное присутствие пророка Мухаммеда – это то, чему она стремится подражать, даже когда пациент отказывается принимать ее, потому что она мусульманка.

“Я не испытываю к ним враждебности из-за этого. Я продолжаю общаться с командой, чтобы убедиться, что с ними все в порядке, и узнать, может ли кто-то другой прийти на прием”, – сказала Старр. Однако часто, по ее словам, если она продолжает тепло относиться к пациенту, он начинает открываться.

На пятничных службах в Йеле Баджва старается отразить ту инклюзивность, которую пророк демонстрировал в своей собственной мечети. “В нашем пространстве женщины имеют полный доступ, аспиранты приходят с семьями, есть дети в колясках”, – говорит Баджва. “Почему? Потому что мечеть пророка была такой, которую мы сейчас называем гостеприимной и инклюзивной. Она была многопоколенческой и многорасовой”.

Это гостеприимное пространство отменяет разочаровывающее расовое и этническое разделение, которое студенты-мусульмане часто находят в местных мусульманских общинах. По словам Баджвы, капелланство также может поддержать студентов, которые сталкиваются с обострением исламофобии и подозрительным отношением к подлинной религии в целом.

“Они хотят жить в плюралистическом космополитическом обществе, где они принимают других, но также хотят, чтобы другие принимали их самих и их религиозную идентичность, этический выбор и моральные обязательства”, – сказал он.

Поскольку мусульмане поколения Зет борются с вопросами духовной идентичности, редакторы “Мантии милосердия” надеются, что их книга убедит некоторых студентов вступить в их ряды. Потребность в мусульманских капелланах будет только расти – согласно исследованию Pew, проведенному в 2018 году, к 2050 году мусульманское население США почти удвоится и достигнет 8,1 миллиона человек, или 2,1% от общей численности населения.

“Больше всего я надеюсь, что все будут более спокойно относиться к мусульманским капелланам”, – говорит Старр. “И если это христианский руководитель, который никогда бы не подумал о найме мусульманских капелланов… Я надеюсь, что они поймут, что мусульманский капеллан – это актив в команде и может заботиться обо всех пациентах так же хорошо, как и христианский капеллан”.

Поделитесь с друзьями