28 сентября, 2021
Вера по-прежнему формирует мораль и ценности даже после того, как люди оставили религию

Вера по-прежнему формирует мораль и ценности даже после того, как люди оставили религию

Религия формирует моральную основу для миллиардов людей во всем мире. В опросе 2019 года 44% американцев, а также 45% жителей 34 стран, заявили, что вера в Бога необходима, “чтобы быть нравственным и иметь хорошие ценности”. Что же происходит с моралью и ценностями человека, когда он теряет веру?

Религия влияет на мораль и ценности несколькими путями. Она формирует мышление и реакцию людей на окружающий мир, способствует формированию таких привычек, как посещение церкви и молитва, а также обеспечивает сеть социальных связей.

Как исследователи, изучающие психологию и социологию религии, мы ожидали, что эти психологические эффекты могут сохраняться даже после того, как соблюдающие религию люди покидают ее, т.е. группу, которую мы называем «пострелигиозными». Поэтому вместе с нашими соавторами Дэрилом Р. Ван Тонгереном и Натаном ДеУоллом мы попытались проверить этот “эффект остатка религии” среди американцев. Наше исследование было посвящено вопросу: Сохраняют ли пострелигиозные некоторые моральные принципы и ценности религиозных американцев?

Последние исследования показывают, что пострелигиозные во всем мире по своим мыслям, чувствам и поведению находятся между «никогда не религиозными» и «ныне религиозными» людьми. Многие из них сохраняют некоторые черты религиозных людей, такие как волонтерство и благотворительность, даже после того, как они оставляют обычную религиозную практику. Поэтому в нашем первом проекте мы изучили связь между уходом из религии и пятью моральными устоями, которые обычно исследуются психологами: забота/вред, справедливость/измена, лояльность/предательство группы, власть/подчинение и чистота/деградация.

Мы обнаружили, что религиозные респонденты с наибольшей вероятностью поддерживают каждую из пяти моральных основ. Они включают в себя интуитивные суждения, сосредоточенные на чувстве боли других людей, и такие добродетели, как доброта и сострадание. Например, религиозные американцы с большой вероятностью будут выступать против действий, которые они считают “отвратительными”, что является компонентом шкалы чистоты/деградации. Это согласуется с предыдущими исследованиями религии и моральных устоев.

Самое главное, и в соответствии с гипотезой об остатке религии, мы обнаружили то, что мы называем “ступенчатой моделью” убеждений. Последовательно религиозные люди чаще, чем пострелигиозные, одобряют каждую моральную основу, а пострелигиозные чаще одобряют их, чем последовательно нерелигиозные. Исключение составила моральная основа справедливости/обмана, которую пост- и последовательно религиозные поддерживают с одинаковой частотой.

Другими словами, после ухода из религии пострелигиозные сохраняют определенный акцент на каждой из пяти моральных основ, хотя и в меньшей степени, чем последовательно религиозные, поэтому мы называем это “стайерской моделью”.

Наш второй проект основывался на исследованиях, показывающих, что религия неразрывно связана с ценностями, в частности с “Кругом ценностей” Шварца, преобладающей моделью универсальных ценностей, используемой западными психологами. Ценности – это основные организующие принципы в жизни людей, и религия положительно связана с такими ценностями, как безопасность, соответствие, традиции и доброжелательность. Это “ценности социальной направленности”: убеждения, которые отвечают общепонятной потребности в скоординированных социальных действиях.

В рамках данного проекта мы задавали одной группе участников исследования одни и те же вопросы по мере их взросления в течение 10-11 лет. В первой волне опроса участники были подростками, а в последней волне им было около 20 лет.

Наши результаты выявили еще одну стадийную закономерность: Последовательно религиозные молодые люди значительно чаще, чем пострелигиозные, поддерживали такие ценности социальной направленности, как безопасность, соответствие и традиции; а пострелигиозные значительно чаще поддерживали их, чем последовательно нерелигиозные. Хотя аналогичная картина проявилась и в отношении ценности доброжелательности, разница между религиозными донами и последовательно нерелигиозными не была статистически значимой.

В совокупности эти проекты показывают, что эффект остатка религии реален. Мораль и ценности пострелигиозных больше похожи на мораль и ценности религиозных американцев, чем на мораль и ценности других нерелигиозных американцев.

Наши последующие анализы добавляют некоторые нюансы к этому ключевому выводу. Например, устойчивое влияние религиозных обрядов на ценности оказывается наиболее сильным среди бывших евангелических протестантов. Среди тех, кто оставил основной протестантизм, католицизм и другие религиозные традиции, эффект остаточного влияния религии меньше и менее устойчив.

Наши исследования также показывают, что эффект религиозного остатка может ослабевать. Чем больше времени проходит после ухода людей из религии, тем больше их мораль и ценности становятся похожими на мораль и ценности людей, которые никогда не были религиозными. Это важный вывод, поскольку все большее число американцев покидает организованную религию, и еще многое предстоит узнать о психологических и социальных последствиях этого упадка религии.

Еще в 1990 году только 7% американцев заявили, что не исповедуют никакой религии. Тридцать лет спустя, в 2020 году, процент нерелигиозных людей увеличился в четыре раза, и почти 3 из 10 американцев не исповедуют никакой религии. В настоящее время нерелигиозных американцев больше, чем приверженцев какой-либо одной религиозной традиции, включая две самые крупные: католицизм и евангелический протестантизм.

Этот сдвиг в религиозной практике может коренным образом изменить представления американцев о самих себе, а также их взгляды на других людей. Однако одно кажется очевидным: те, кто оставляет религию, не похожи на тех, кто никогда не был религиозным. Учитывая быстрый и постоянный рост числа нерелигиозных американцев, мы ожидаем, что это различие будет становиться все более важным для понимания морали и ценностей американского народа.

Филип Швадель 
– профессор социологии в Университете Небраска-Линкольн. 

Сэм Харди 
– профессор психологии в Университете Бригама Янга. 

RNS

Поделитесь с друзьями