19 января, 2022
В Голливуде популярно представление мормонов о загробной жизни

В Голливуде популярно представление мормонов о загробной жизни

Истории, подобные показанным в мультфильмах «Душа», «Тайна Коко» и в сериале «В лучшем мире», отображают основные мормонские воззрения, которые созвучны с представлением большинства людей о загробной жизни и о «жизни до».

На этой неделе мне напомнили о том, что богатства мормонской теологии можно обнаружить в самых неожиданных местах – в данном случае в новом фильме Pixar «Душа».

Не буду здесь рассказывать сюжет мультфильма «Душа», так как он только недавно вышел. (Предупреждение: я не так беспокоюсь о спойлерах относительно других обсуждаемых мною фильмах и телепередаче, которые вышли уже больше года назад. Если вы не хотите узнать, чем заканчивается сериал «В лучшем мире», немедленно прекратите читать и идите смотреть его!)

Позвольте мне только упомянуть, что в анимационном фильме «Душа» есть развернутое описание предземного пути человека. «Предземное существование», как оно представлено в мультике «Душа», не тождественно тому, во что верят Святые последних дней – там не было войны на Небесах, и, самое главное, нет Бога-Творца. Но есть сходство в других деталях, например, что у бестелесных разумов уже есть основные зачатки их будущей человеческой личности, и они уже обрели жизненную искру.

И самое главное, это берет начало в том же самом глубинном убеждении: что каждый, кто живет на Земле, находится здесь потому, что этот человек сделал выбор, чтобы прийти сюда.

Фильм демонстрирует это на отрицательном примере: в фильме «Душа» есть персонаж, который шел наперекор вечному совершенствованию на протяжении нескольких тысяч лет, решив навсегда остаться бестелесным духом, вместо того чтобы действовать в соответствии с планом и прийти на Землю, чтобы получить тело. Только когда «22» (в пиксаровской версии предземного мира пол этого персонажа явно не обозначен, но озвучивание белой женщиной оказалось спорным) не по плану получает человеческий опыт, из-за чего она/оно начинает понимать, что оставаться застрявшим в безопасном предземном мире – скорее проклятие, чем благословение.

Мормоны не единственные, кто мечтал о «жизни до жизни» – у Террила Гивенса есть целая книга, в которой прослеживается, как идеи о предземном существовании появлялись в западной философии на протяжении всей истории, хотя и резко отличались от воззрений господствующего традиционного христианства. Но это верование принципиально важно для Святых последних дней и в некоторых аспектах популярной культуры.

Это не единственная часть теологии мормонизма о человеческой душе, которая вышла на большой или малый экран в последние годы. Еще один наглядный пример – сериал «В лучшем мире», о котором я уже упомянула.

«Хорошее место», как в конце концов обнаруживает Чиди, на самом деле вовсе не место, а состояние, при котором у тебя есть достаточно времени, чтобы проводить его с теми, кого ты любишь. Святым последних дней это покажется очень знакомым. Более того, там идет речь о вечном совершенствовании. Одна из причин, почему мне так понравился этот сериал – это возможность наблюдать, как главные герои меняются и растут, развивая отношения друг с другом и учась преодолевать эгоизм и неуверенность, ранившие их самим и тех, кто их любил, в жизни.

В заключительном сезоне (внимание, спойлер!) мы видим, как мормонское представление о Небесах торжествует над традиционным религиозным воззрением. Когда герои, наконец, достигают «Хорошего места», они обнаруживают, что этот предполагаемый рай – это своего рода ад. Это проклятие однообразием, где «награда» за хорошо прожитую жизнь – бесконечный отпуск, свободный от ответственности и перемен. Небеса – это, как ни странно, бессмысленная полоса нигилизма, в которой проклятые и спасенные – одни и те же люди. И им не терпится оттуда сбежать.

Элеонор, Чиди и другие главные герои в конце заключительного сезона, делают эти традиционные небеса более похожими на мормонские, в которых у их обителей есть цель, возможность выбора и человеческие отношения.

Взаимоотношения между людьми – это тема другого моего любимого фильма Pixar, который напоминает о мормонском представлении о жизни после смерти: мультфильм «Тайна Коко» затрагивает тему вечных семей. По его сюжету то, что мы делаем на Земле для членов нашей семьи, которые уже умерли, может быть спасительным, а связь между нами не обрывается только потому, что они перешли на другую сторону. В фильме «Тайна Коко» завеса между этими мирами становится тонкой в одну ночь в году – 1 ноября, или в День мёртвых, когда мексиканские семьи празднуют и едят у могил своих близких. Молодой главный герой должен узнать историю своей семьи, чтобы все ее члены, живые и мертвые, могли объединиться по этому случаю.

Я не подразумеваю, что режиссеры и писатели, создавшие эти истории, находились под влиянием воззрений Святых последних дней или даже были знакомы с ними. Мне хотелось сказать, что немалое количество из этих представлений привлекательны для многих на глубинном уровне и связаны с истинами о жизни, смерти и любви.

Наш опыт, который мы получаем в предземном мире и после земной жизни, как и во время нее, заключается в налаживании взаимоотношений, принятии решений и выполнении нашей цели.

Яна Рисс

Поделитесь с друзьями