28 сентября, 2021
Мусульмане на Западе – культурные посредники

Мусульмане на Западе – культурные посредники

Через двадцать лет после 11 сентября мир столкнулся с двойной проблемой – исламофобией и антизападничеством. Ахмет Куру утверждает, что мусульмане на Западе, хорошо знакомые как с западной, так и с мусульманской культурой, являются ключом к разрешению взаимной антипатии, испытываемой многими людьми.

Через несколько дней после террористических атак 11 сентября 2001 года мне позвонил мой покойный отец. Обеспокоенным, но решительным голосом он попросил меня переехать из Сиэтла, где я защищал докторскую диссертацию, в Канаду, а затем вылететь в Турцию. Любая попытка вылететь прямо в Турцию из американского аэропорта была бы подозрительной, поскольку меня звали Ахмет.

Я объяснил отцу, что мне не о чем беспокоиться. Он настаивал: “Сын мой, ты не понимаешь, Соединенные Штаты объявили войну”. Вот как беспокоился мой отец – экономист по образованию и политик по карьере – в Турции в то время.

С одной стороны, мой отец был неправ. Я живу в Соединенных Штатах уже два десятилетия после 11 сентября без каких-либо проблем, связанных с моей мусульманской идентичностью. С другой стороны, он был прав. Соединенные Штаты действительно объявили контрпродуктивную “войну с террором”, которая включала в себя вторжение в Ирак и Афганистан и, наконец, закончилась всего несколько недель назад.

Так чему же мы научились за это двадцатилетнее приключение? Как оно повлиялао на отношения между западным и мусульманским миром?

Теракты 11 сентября напомнили многим людям о тезисе Сэмюэля Хантингтона о “столкновении цивилизаций”. Разрушение Берлинской стены в 1989 году и распад Советского Союза два года спустя придали особый импульс демократизации во всем мире, особенно в Восточной Европе.

В то время как оптимизм по поводу всемирной демократизации сохранялся, Хантингтон в 1993 году выступил с пессимистическим тезисом, в котором разделил мир на восемь цивилизаций и предсказал столкновение между Западом и исламскими странами, особенно если последние вступят в союз с Китаем.

Тезис Хантингтона, в котором старый советский враг был заменен новым исламским врагом, стал ключевым средством объяснения терактов 11 сентября. По крайней мере, для некоторых политиков террористические атаки были вызовом со стороны мусульман, которые “ненавидят нас”. Поэтому на них следует ответить единственным понятным им способом – войной и вторжением.

Неправильное начало с трагическими результатами

Вторжение США в Афганистан в 2001 году имело законное оправдание. В конце концов, режим талибов укрывал главного подозреваемого 11 сентября – Аль-Каиду и ее лидера Усаму бен Ладена. Вторжение в Ирак в 2003 году, однако, не имело таких предпосылок. Напротив, оно было основано на сфабрикованных обвинениях о связи Ирака с 11 сентября, а также на ложных утверждениях о наличии у него оружия массового уничтожения.

Всемирный импульс к демократии, вызванный окончанием холодной войны в 1989 году, был поставлен под сомнение теорией столкновения цивилизаций Сэмюэля Хантингтона. “Для некоторых теракты 11 сентября 2001 года стали подтверждением этой позиции, резко оборвав волну оптимизма, начавшуюся дюжину лет назад”, – пишет политолог Ахмет Куру.

Вскоре после вторжения в повествование был добавлен еще один элемент: Ирак должен был стать образцом демократии на Ближнем Востоке, как это произошло в Германии и Японии после Второй мировой войны. Однако уже через пару лет доверие общественности к этой аналогии стало казаться неуместным. Условия в Ираке были совершенно иными, и демонтаж американцами иракских политических и военных институтов привел к длительной нестабильности.

Спустя почти два десятилетия после этих вторжений большинство наблюдателей сходятся во мнении об их общей неудаче. Единственной целью, которую, похоже, достигли Соединенные Штаты, было убийство Усамы бен Ладена и существенное ослабление “Аль-Каиды”. Несмотря на значительное число военных потерь и триллионы долларов инвестиций, Соединенные Штаты не добились почти ничего другого.

Сегодня Талибан устанавливает свой новый режим в Афганистане, налаживая лучшие отношения с Ираном и Россией, чем это было раньше.

Со своей стороны, Иран также получил гораздо больше рычагов влияния в Ираке. Будучи заклятым врагом режима Саддама Хусейна, Исламская Республика стала страной, оказывающей наибольшее влияние на иракскую политику после вторжения США. Это, безусловно, геополитическая потеря для Соединенных Штатов.

Однако еще более важно то, что Соединенные Штаты в значительной степени потеряли свою репутацию в мусульманских обществах по всему миру.

Теперь они рассматриваются как агрессивный актор, ответственный за гибель огромного количества людей в Ираке и Афганистане, что раздувает пламя скрытых антизападных настроений во многих странах с мусульманским большинством.

Исламофобия и антизападничество

Углубление исламофобии в Соединенных Штатах и антизападничество в мусульманском мире – это, пожалуй, худшие последствия терактов 11 сентября, последовавшего за ними вторжения в Афганистан и Ирак, не говоря уже о различных террористических актах, совершенных мусульманами в разных городах Европы за последние двадцать лет.

Через девять лет после 11 сентября в США национальные дебаты о размещении Исламского центра рядом с разрушенными башнями-близнецами на Манхэттене вызвали такой шум, что журнал “Тайм” опубликовал на первой странице статью с вопросом: “Является ли Америка исламофобской?”.

С тех пор Соединенные Штаты сделали важные шаги вперед в плане интеграции мусульман в основное американское общество. Сегодня в Палате представителей США три члена-мусульманина. Среди них Ильхан Омар, первый представитель, носящий хиджаб, и Рашида Тлаиб, первый представитель с мусульманскими палестинскими корнями, публично очень заметны. Это совпало с растущей публичной критикой политики Израиля в отношении палестинцев в США.

Кроме того, мусульманские спортсмены, артисты и другие профессионалы повысили свой авторитет в американском обществе, что отражено на последней обложке журнала Newsweek: “После 11 сентября мусульмане США приобрели беспрецедентное политическое и культурное влияние”.

Ассимиляционная позиция Франции выделила ее мусульманское меньшинство: “Ограничительная политика западных стран, а также вторжения США подогрели антизападные настроения во многих странах с мусульманским большинством. Антизападничество также поощрялось в этих странах различными теориями заговора, политической демагогией и религиозным фанатизмом”, – утверждает Куру.

Однако некоторые европейские страны, в частности Франция, придерживаются другого направления. В 2004 году французский парламент запретил ученицам-мусульманкам носить головные платки, а также некоторые другие “бросающиеся в глаза” религиозные символы в государственных школах. С тех пор французские политики продолжают предлагать новые законы и стратегии для решения “исламского вопроса”. Действительно, президент Эммануэль Макрон недавно зашел так далеко, что заявил о своем намерении создать “просвещенный ислам”. Более месяца назад Национальное собрание Франции приняло законопроект по борьбе с “сепаратизмом”, который ограничивает различные религиозные свободы – с особым акцентом на ислам.

Похоже, что существует также разрыв между французской и американской политикой в отношении мусульманских меньшинств. В США, особенно после движения Black Lives Matter, сейчас делается акцент на признании и даже праздновании множественной идентичности, в то время как во Франции ассимиляционная позиция направлена на мусульманское меньшинство, игнорируя расовый элемент, несмотря на то, что большинство мусульман во Франции являются либо иммигрантами из Африки, либо их потомками. С другой стороны, если бы Дональд Трамп был переизбран, мы могли бы увидеть, как администрация США вводит определенные ограничения в отношении мусульман – запрет Трампа на поездки из нескольких стран с мусульманским большинством, вероятно, был только началом.

Эта ограничительная политика в западных странах, а также вторжение США, подогрели антизападные настроения во многих странах с мусульманским большинством. Антизападничество в этих странах также поощряется различными теориями заговора, политической демагогией и религиозным фанатизмом. Удивительно, что в то время, когда Китай проводит этно-религиозную чистку против десяти миллионов мусульман-уйгуров, поместив миллион из них в концентрационные лагеря – зверство, задокументированное западными СМИ – антизападничество остается таким сильным чувством во многих частях мусульманского мира.

“После 11 сентября мусульмане США приобрели беспрецедентное политическое и культурное влияние”: в настоящее время в Палате представителей США три члена-мусульманина, включая Ильхан Омар (на фото), первого представителя, носящего хиджаб, и Рашиду Тлаиб, первого представителя с мусульманскими палестинскими корнями. Мусульманские спортсмены, артисты и другие профессионалы также заняли более центральное место в общественном сознании.

Как достичь взаимопонимания?

Человечество все же извлекло определенные уроки из трагедий Второй мировой войны. Это выразилось в создании Организации Объединенных Наций и было задокументировано многими способами, наиболее заметным из которых является Всеобщая декларация прав человека. Однако многие из этих уроков были быстро забыты, и началась холодная война и гонка вооружений.

Окончание холодной войны в 1989 году вызвало во всем мире импульс к демократизации. Однако этот оптимизм был поставлен под сомнение теорией столкновения цивилизаций, которая утверждала о существовании новой холодной войны между Западом и мусульманским миром. Для некоторых теракты 11 сентября 2001 года стали подтверждением этой позиции, резко прекратив волну оптимизма, начавшуюся дюжину лет назад.

Спустя 20 лет после 11 сентября мы столкнулись с двойной проблемой – исламофобией и антизападничеством. Лучше всего с этой проблемой справляются мусульмане на Западе. Хорошо знакомые как с западным, так и с мусульманским контекстом, они самим своим существованием опровергают предполагаемое бинарное противопоставление ислама и Запада. Успех мусульманских профессионалов в западных обществах может только помочь увеличить шансы на разрешение взаимной антипатии, которую испытывают люди в мусульманском мире и на Западе после 11 сентября.

Ахмет Т. Куру

Qantara.de

Ахмет Т. Куру – профессор политологии в Государственном университете Сан-Диего. Автор книги “Секуляризм и государственная политика в отношении религии: США, Франция и Турция” и соредактор книги “Демократия, ислам и секуляризм в Турции”, его работы переведены на арабский, боснийский, китайский, французский, немецкий, индонезийский, персидский и турецкий языки.

Поделитесь с друзьями